Стол находок

Последней находкой стал мозг. Он задумчиво лежал на подушке из елового опада. Было очень светло и тихо. Я отснял мозг и пошел домой. А перед этим было много чего интересного.

Пользователи общественного транспорта со стажем помнят феномен «автосинхронизации автобусов» - когда большие машины с могучими моторами из каких-то соображений следуют одна за другой, что после часа бесплодного ожидания кажется издевательством. В результате публика набивается в первый автобус, немного во второй; водители же следующих машин так и следуют в кильватере, пустые и забытые. Сейчас так уже не делают. А память живет.

Грибов не было всю весну и ту часть лета, которая правда лето, а не «сезон земли», специально так названный чувствительными к погодным явлениям китайцами. И вот грибы появились. Внимание публики приковано к лисичкам, которых уже килограммы. Гурманы интересуются также и свинушками, которых ощутимо меньше, но которые, в то же время, явно в этом сезоне удались (назвать сегодняшнюю свинушку «тонкой» можно лишь от любви к тонкой иронии). Остальные как-то уходят от публичного внимания. И робкие, трогательные в своей непорочной окраске розовые лаковицы Laccaria laccata, и коренастые желтые паутинники, похожие на молодых хозяев нового мира, расправляющих плечи в предвкушении неизбежного триумфа. Откуда-то появились в заметных количествах пожилые зонтики, краснеющий Macrolepiota rhacodes и большой M. procera; смущать незрелые умы вылез белый поплавок Amanita alba. Всё в штучных мерах, но это и ничего.

За нижний ярус сражаются маразмиусы-негнючники и мицены. Среди первых выделяется обыкновенный Marasmius oreades в количестве, далеком от промыслового; вторые представлены широко, ярко и непонятно. Особенно это касается густого ельника, где разлапистые сыроежки, крошечные новорожденные рыжики и прошлогодние разряженные булавы головачей окружены пестрыми стайками непочтительной грибной мелочи – пара видов мицен, столько же негнючников (ни один не пах чесноком), плюс изредка, отдаленно и со сдержанным достоинством, коллибии дуболюбивые. В саду возрос мелкий до полной неразличимости фотографическим аппаратом негнючник колесовидный (Marasmius rotula) или какой-то его малоинтересный родственник.

Болеты неспешно разворачивают отсыревшие знамена. Пара давнишних подберезовиков, от дождей позеленевших и разбухших, словно хорошо выдержанные утопленники, и сонмы мелких моховиковкрасных, кое-где растрескавшихся, а иной раз и зеленых; маленькие моховики трудны для определения. Вдалеке от своих елей, в лиственных местах, встречаются аккуратные перечные грибы Chalciporus piperatus. На немногочисленных ложнодождевиках Scleroderma citrinum так и не нашлось паразитирующего моховика, который не раз попадался мне в темные дофотографические времена, зато промелькнула знакомая шляпа: пару недель здесь возвышался молодой боровик, чудом избежавший моего внимания. Есть ощущение, что через неделю здесь будет жарко.

В местах темных и сырых прописались мелкие волоконницы; среди них по-хорошему выделяется белая форма Inocybe geoptra, остальные же человеку-любителю ни о чем не говорят. На мягких бурых ногах прокралась стайка гебеломообразных грибов, в которых я уже который год подозреваю гебелому буросерединную, но кому ни скажу – поднимают на смех. Загадочно белеют в полумраке небольшие навозники; а если быстрым шагом выйти в поле, то можно найти характерную белую строфарию Stropharia melanosperma, блестяще распознанную нами в прошлом году, сонмы навозников складчатых Coprinus plicatilis, традиционные для всех времен года сенные навозники Panaeolus foenescii, мелкие колокольчатопластинчатые то ли коноцибе, то ли галерины, то ли невесть что; а уж эти плотные белые шарики шампиньонов!..

Среди древесных сапрофитов тоже оживление: подтягиваются штурмовые батальоны. Кирпично-красный опенок, после дождей приобретший родственный серно-желтый цвет, не умещается на своих пнях, окружает их и по земле. Ивовые и ольховые обрубки, окружающие расширенную незадачливыми строителями дорогу, обрастают новой для меня сероватой вешенкой – может, это и есть пресловутая «вешенка рожковидная»? А какие огромные чешуйчатки взошли на березовом валежнике, просто чудо, а не чешуйчатки! По ним и не скажешь, что «обыкновенные». На этом фоне набрякшие крупные псатиреллы, устроившие натуральные джунгли в сырой осиновой чащобе, выглядят жалкими самозванцами. Плютей олений умножает свое число в геометрической прогрессии; кое-где не обошлось без трутовика клубненосного (Polyporus tuberaster), но чувствуется, что главное еще впереди.

Повинуясь зову природы, в гонку вступили и млечники. Тяжелые дубы на опушке окружают крошечные дубовые, Lactarius quietus (через неделю какой тут будет запах!), под елками, как уже упоминалось, такие же точно рыжики. Черного груздя не видно, но о нем поговаривают. Сухие грузди, разноцветные сыроежки, помолодевшие и принарядившиеся валуи довершают череду грибов с «сырной мякотью». Подгруздок черный был один, зато червивый, как все десять. В сыроежках, за исключением валуев и «подгруздков», разбираться я себе запретил как минимум на два года вперед (в жизни и без того достаточно стен, об которые можно постучаться головой, когда вдруг возникнет такое желание), так что репортаж о текущем представительстве рода Russula отправляется на полку. Поводов для разговора и так предостаточно.

Взять хотя бы характерные говорушки белого цвета со свинцовым отливом, коих появилось среди лиственных деревьев великое множество. Мясистая, ничуть не гигрофанная шляпка в сочетании с глубоко низбегающими пластинками и вполне серьезными габаритами (средний гриб – где-то сантиметров семь в диаметре) – вот факторы, которые вызывают здоровое сомнение в правильности определения этих эффектных грибов. Я думал, это – говорушка восковатая Clitocybe cerussata. Сейчас я не то что так не думаю, но как-то в общем-то…

Ну а в доме, к полному моему смущению, вырос самый настоящий парк культуры и отдыха. На полу под диваном грибы, на стене за холодильником грибы, даже перед крыльцом, на палке, подпирающей сирень, те же грибы, пускай и не такой наглой наружности. Может ли гриб быть отвратительным? Хорошая тема для дискуссии микологов-любителей. По-моему, может, и некоторые иллюстрации об этом прямо свидетельствуют.

Вот, наверное, и всё пока. Плохо, что не все грибы (далеко не все) удалось вспомнить и интегрировать в сюжет; но с этим мы боремся. Память еще послужит на благо грибам и их верным слугам, людям.

Не говоря уже обо всём остальном.

Игорь Лебединский, 05.08.2007

Размером с кулак
Ножки у гриба нет
Крупная белая говорушка
Восковатая ли говорушка?
Гриб гебелома или гриб не гебелома?
Гебелома или не гебелома вверх ногами
Мицена из ельника
Снято специально так чтобы передать полумрак старого ельника
Мицена с желтовато-зеленоватой шляпой
Мицена во множественном числе
Самая маленькая вешенка
Шляпки-воронки, ножки почти не эксцентричные
Пластинки низбегающие, но какой смысл?
На палке она скромная и даже симпатичная
Урожай за неполную неделю
Хороша?
Моховик как гриб с картинки
Моховик, видавший виды
Моховики в исподнем
 
Яндекс.Метрика