Эпоха возрождения

С момента последнего репортажа из деревни Бобровка прошло много времени. Это время вместило в себя целую тьму событий, большая часть которых недостойна упоминания, а меньшая – не про грибы. Так, в деревне появилась Новая Чеченская Дорога. Она проходит через древний (засечный, корневой) лес, ровно там, где еще пару месяцев назад была лишь Старая Катеринина Дорога, прямая и непроезжая.

Она лежала там с незапамятных времен, по преданию – с самой Екатерины. На ней росли странные красные паутинники, странные белые лиофиллумы, причудливые сенные навознички и простодушные дождевички. Поверхностные колдобины берегли дорогу от лихих автомобилистов, а вот основание, «подушка» дороги была проложена навечно – может быть, с яичными желтками, а может, и с тайным словом, но сейчас так не строят.

Теперь на ее месте появилась Новая Чеченская Дорога – директор какого-то тульского металлургического комбината озаботился строительством напротив Бобровки то ли охотничьего домика, то ли коттеджа с сауной и падшими женщинами; начали, как водится, с коммуникаций. Строители-горцы разровняли древнюю «подушку», расширив тем самым дорогу, и присыпали образовавшиеся кое-где ямы бесплатным шлаком с комбината. За месяц половина шлака благополучно поглотила пучина, а что станет с утратившей основу дорогой там, куда не заглядывает солнце, мы увидим через пару зим. Не знаю, какого результата ожидают проектировщики и строители, а вот я твердо уверен, что там и пешком пройти будет невозможно. Так что в будущее смотрим с оптимизмом.

Разумеется, проницательный читатель знает: долгое вступление – к грибам. На минувшей неделе небо надо Бобровкой посетил бог дождя, и сверху вниз полилась вода. Таким образом, настала пора заглянуть в лес. (Здесь уже можно до бесконечности – надо заглянуть в лес, пока лес не заглянул в тебя, и т.д., но сколько можно болтать, когда появилась надежда посмотреть грибы!)

Лес встретил россыпью шляпок. Шляпки, маленькие и трогательные, были рассыпаны по всей опушке – с пару десятков на полкилометра, словно их рассыпали с вертолета. Это были, конечно, скороспелые коллибии – то ли Collybia butyracea, то ли C. dryophylla, то ли вперемешку. Ничего ценного, но как хорошо! На трогательных тонких веточках, без дела лежащих на земле, то и дело просматривались шляпки чего-то такого, напоминающего вчерашний Bolbitius vitellinus (растут ли они, впрочем, на веточках?), кое-где виднелись совсем неведомые мне тубариево- и галеринообразные грибочки.

Лес оживал. Как ни странно, пьянящее дыхание жизни коснулось лишь опушки старого «коренного» массива, никак не сказавшись на березовой поросли в полях. Там, где год назад некуда было ступить от подберезовиков, белых волнушек, всяких сыроежек и лаковиц, лихих головачей, похожих на учебные гранаты, загадочных гебелом и даже тайных маленьких грибов, удивительно влияющих на человеческое сознание, не было ничего. Неужели березы и в самом деле не отдают никому своей воды? Странно в это верить.

Так или иначе, молодым березняком лес вовсе не ограничивается; более того, странная сыроватая и едва подросшая, несмотря на долгую историю, дубрава (или не дубрава? буковина, грабовня? в общем, какой-то не вполне уместный в наших широтах широколиственный лес, в котором вместо подлеска – толстый слой валежника) тоже была готова к первому грибному параду. Разумеется, лишь по опушкам, где и свет, и нормальный подлесок, и даже травяной покров; но можно ли просить о большем?

Здесь встретились мне и цветные сыроежки нескольких неопределенных видов, и невесёлые стайки валуев, заранее смирившихся, почерневших и скукоженных, и большой олений плютей, заместитель подберезовика по вопросам связи с общественностью, и несколько мицен самого вызывающего вида… Нашелся любопытный млечник, который мне давно хотелось определить с достоверностью большей, чем сейчас, когда он значится у меня на сайте как Lactarius fuliginosus. Экземпляр попался маленький и иссохший, зато на изломе он мигом приобрел красивый винно-красный цвет, чем и был особо отмечен.

А потом и лисички подоспели. В знакомой котловине обнаружился ожидаемый ведьмин круг из маленьких, плотных, наполненных мрачной решимостью лисичек. А к лисичкам – несколько приятных образчиков вешенки легочной. А к вешенке легочной пытался примазаться какой-то еще недоразовый «поплавок» типа серого Amanita vaginata, но был, конечно, в ужасе отвергнут. Таким образом закончился хороший грибной день.

Конечно, абсолютные результаты были достигнуты довольно жалкие: полкило лисичек и полтора десятка фотоснимков сомнительной ценности. Сосед, профессионально промышляющий грибами, поведал о свинушках, черном грузде и осеннем опенке в «дальнем ельнике», где я никогда не находил ничего, даже клещей, а коллеги на форуме обсуждают грибные богатства Подмосковья. Ну и ладно. Жизнь возвращается, и этого достаточно.

Игорь Лебединский, 29.07.2007

Сыроежка - божий одуванчик
Млечник какой-то, но винно-краснеющий при этом
Мицена - возможно, M. galericulata
Взрослая мицена - исподнее
Яндекс.Метрика